Архитекторы


***

Папа любит работать ночью. Папа с детства такой.
Строчки пишутся не до точки - до точки и запятой.
Среда разработки объекты кода подсвечивает едва.
Над крышей высотки седые звёзды складываются в слова.
Станут команды явью и снами, путями судеб, планет...

...Артур пока ничего не знает. Артуру девять лет.
Они поедут на море в отпуск, как простая семья...

А папа который по счёту локус изводит из небытия.
Он напишет пространство, время, участь людей и стран.
Входит мама неслышной тенью, заглядывает в экран.
И вечное пламя сияет ярче, и ясно, кто они суть...
Мается в детской маленький мальчик,
не наследующий
своему
отцу.



***

В остывшей Вселенной, в конце истории
встаёт директор Лабораторий.
На нём скверно пошитый пиджак. Он сед.
Его орденам миллиард лет.
Кроме него здесь никого нет.

Старик выключает и снова включает свет.

Он не говорит ничего. Он и раньше всегда в такие моменты молчал.
Неописуемой красотой сияет Начало Начал.

Старик калибрует константы и переменные, разновидности идеалов и излучений,
подключает покой и волю,
настраивает флективные, агглютинативные и прочие языки.
Постепенно его окружают коллеги и ученики,
заглянувшие на огонёк — с угощением
и пристойным количеством хорошего алкоголя.

В углу уже спорят, включать судьбу или не включать,
и, при любом раскладе, кто будут судьи?
Старик ставит подписи, ищет и находит печать.
К нему подходят какие-то полузабытые, но чрезвычайно приятные люди
и в один голос говорят:
“Я скучал”.





И называли её "Та Единственная"



подымается радость в рокочущих песнях планет,
и в хрустальной росе замирает цветущая ветка:
то, как миг пробужденья, выходит в предутренний свет
госпожа архитектор.

говорят так о тех, кто
странной силой храним:
госпожа архитектор
наблюдает за ним.

дрогнут хмурые тени,
грянет трубная медь:
кто не знает сомнений,
тот сумеет взлететь...

где победы не будет, где молча уходят на смерть —
статистический выброс, на схеме горящая метка, —
и меняет параметры там, где спасения нет,
госпожа архитектор.

предварить чертежами
столкновение воль,
иллюзорных созданий
настоящую боль,

взлом великого шифра,
тайну яблонь в саду...
равно глина и цифра
претворяются в дух!

...
это мифы голодных, кто знает: потеряно всё.
это сказки для тех, кто закончится вместе с проектом.
но быть может, она и взаправду кого-то спасёт —
госпожа архитектор.